«Антидепрессанты» для Нового Роздола

Только на расчистку территории серного комбината под индустриальный парк ушло почти полмиллиона евро. Зато вместо горной химии здесь должно быть «экологическое» производство

Новый Раздол – одно из самых молодых городов Львовщины. А с виду и не скажешь – обшарпанные жилые дома, огромные административные здания, на содержание которых катастрофически не хватает денег … Так бывает с людьми, которым внезапно удается разбогатеть, а потом, когда уже привыкли жить на широкую ногу, деньги вдруг заканчиваются. Так произошло и с Раздол.

До пятидесятых годов прошлого века в этой местности было всего несколько сел. А потом здесь нашли серу. Начали строить перерабатывающий комбинат, дома для работников, школы, садики, больница. Город Новый Раздел выросло как на Дрижд ужас. Только на комбинате работало 13 000 сотрудников. Все, кто жил в Роздоле, работали или на сере, или в касательных учреждениях. Здесь хорошо зарабатывали. А потом сера закончилась. Комбинат обанкротился, тысячи людей оказались на улице. От бывшего предприятия, кормило Новый Раздел и все окрестные села, остались тысячи гектаров заброшенной территории и горы горных отходов, которые почему-то не волнуют Министерство экологии.

Сейчас территория серного комбината предоставляется разве что для съемок фильмов ужасов. Молодой лес поглотил большую часть заводских зданий. Деревца вырастают даже с толстенных бетонных стен – так, как природа пытается затянуть раны, которые ей нанесли люди. Если бы оказалась в этом месте же, умерла бы от страха. Местные рассказывают, что на территории «серы» водятся волки. А еще здесь периодически погибают охотники за металлами.

Местность здесь холмистая, но это – не настоящие горы. Дело в том, что при добыче серы пришлось выбирать огромное количество грунта. Ведь залегали серные пласты на глубине до 60 метров, а в породе было всего 20-25% серы. Опасными считаются отходы обогащения серы, ведь в них содержится стронций, который может просачиваться в почву. Впрочем, новороздильци, которые работали на сере, не считают эти отходы ядовитыми. «Если бы оно было вредно, ничего бы не росло. А тут даже на горах фосфогипса растут деревья. И серу используют в медицинских целях. Мы когда свиньям домой брали куски серы, чтобы лучше ели. В этом озере до сих пор водятся раки. А вот на гудронах, которые сюда завезли из-за границы лет пятнадцать назад, до сих пор ничего не растет. Вот где настоящий яд », – рассказывает жительница Нового Роздола Анна.

«Все эти карьеры ждала одна судьба – закрытие. Серу во всех добывали естественным способом вскрыши, который требует больших затрат по перемещению грунта, откачка вод. В Астрахани открыли конденсантний способ добычи серы – в качестве побочного продукта при очистке газового конденсата. Поэтому наше производство пошло на спад. Хотя наше предприятие было единственным, которое добывалось серу 99,99%. Там была только одна сотая процента примесей. Именно такую серу всего нуждалась оборона. Она шла на изготовление кау-чука, который использовался для резины для самолетов », – говорит Иван Мостовой.

Добыча серы признали нерентабельным еще в советское время и перепрофилировали предприятие на производство минеральных удобрений. Построили два сернокислотного цеха, завод сложных минеральных удобрений на французской технологии. В 1985 году завод начал производить нитро

амофоска. Для этого с Кольского полуострова поставляли апатиды, из которых производили фосфорную кислоту. После распада Союза Россия прекратила поставки апатитов, а именно фосфор является одим из основных компонентов минеральных удобрений. Производство «селитры» пришлось остановить. Предприятие передавали из одного ведомства в другое, разделили на несколько … Сейчас единственное, что производит «Сера», – это долги. По нашему законодательству, предприятие должно возвращать в Пенсионный фонд льготные пенсии. А поскольку все больше людей, которые работали на комбинате, достигают пенсионного возраста, сумма постоянно растет. Полумертвое предприятие должно Пенсионному фонду почти 60 миллионов гривен.

И хотя Иван Мостовой всю жизнь проработал на «Сере», говорит, единственное, что можно сделать для Нового Роздола – это расчистить территорию предприятия и пригласить сюда «дядей» с деньгами, которые будут инвестировать в новое современное производство. Каскад озер, оставшихся после комбината, можно превратить в рекреационную зону – здесь сотни гектаров водной глади. Для начала территорию надо рекультивировать, разобрать сооружения, уже не подлежат восстановлению. На это нужны огромные средства, которых в бюджете нет.

Собственно частично рекультивация комбината продолжается. На 46 га создадут индустриальный парк – площадка должен быть готов к 2017 году. Несколько площадей уже зачищены – выкорчевали деревья, вывезли мусор, разровняли площадь. Все – за средства ЕС, которые удалось получить в рамках проекта «Развитие предпринимательства путем улучшения доступа к инвестиционным участков в городе Любачев и гмине Любачев, а также восстановление деградированных земель Яворивского района и города Новый Раздел.

«Лет семь назад меня судьба свела с руководителем предприятия« Сети знаний »Владимиром Воробьем. Мы написали проект в рамках программы трансграничного сотрудничества Украи-на-Польша-Беларусь. Планировали привлечь к сотрудничеству Яворовский район, а также город Любачев (Польша), где такие же проблемы с постсирчаним производством. К сожалению, в первый раз наша программа не прошла, – рассказывает экс-мэр Нового Роздола Владимир Туз. – Мы учли ошибки предыдущего раза, написали повторное проект, и два года назад стали победителями и получили финансирование. Общая стоимость – 4435000. Евро ».

В Новороздольский индустриальный парк привлекать инвесторов, которые будут специализироваться на екоощад ных технологиях. Это может быть переработка пластика, производство эко

сберегательных котлов, возможно, солнечных батарей, ведь спрос на них будет только расти. Индустриальный парк позволит создать более тысячи рабочих мест. В перспективе его территорию смогут расширить, ведь 46 га – лишь небольшая часть территории серного комбината.

«Здесь 1850 га территории, на которой разрушен предприятие, которое добывалось серу, – говорит руководитель ППВ« Сети знаний »Владимир Воробей. – Сейчас эта земля в собственности государства, следовательно, областной госадминистрации и в пользовании Роздольского государственного горно-химического предприятия, обязано рекультивировать эту землю и передать владельцу. Как предприятие-банкрот может провести рекультивацию? Согласно нашему проекту, проводим рекультивацию двенадцати участков на территории 46 га, которые готовятся под индустриальный парк. Стоимость этих работ 550000 евро. Чтобы зачистить всю территорию предприятия, нужны будут сотни миллионов евро ».

Участок, который выбрали для индустриального парка, – лучший «кусок» территории. Сюда подведены две железнодорожные ветки, линии электропередач подходят непосредственно к границе участка, есть газопровод среднего давления и газопровод высокого давления. Через нее проходит дорога. Если ничего не делать, то скоро здесь не останется ни путей, ни линий электропередач.

«Если инвестор хочет прийти и построить даже небольшой завод, для него важно наличие электричества, газа, водоотведения. Если кто-то из вас сталкивался с такими монополистами, как облэнерго, вы прекрасно понимаете, что даже получение технических условий – ужасный процесс, который занимает несколько месяцев. Промышленные инвесторы сталкиваются с тем, что, во-первых, не подготовленных участков, во-вторых, орган местного самоуправления не может передать земли коммунальной собственности конкретному предприятию без аукциона. Кто ждет проведения этого аукциона, на котором участок, вас интересует, перекупит местный дядя, а потом перепродавать в пять раз дороже? Именно так у нас и происходит, – говорит Владимир Воробей. – Индустриальный парк – это территория, к которой подведены все коммуникации, куда могут приходить инвесторы. Избирается управляющая компания, которой орган местного самоуправления передает в управление территорию. И именно она должна заводить инвесторов и платить налог на землю. Верховная Рада ввела льготы, по которым налог на землю управляющая компания будет платить только на четвертый год. Есть три года, чтобы загосподарюваты территорию. Городу не так интересен налог на землю, как рабочие места. Наибольшие поступления в местные бюджеты идут по налогу с доходов физических лиц ».

wz.lviv.ua

Ещё новости по данной тематике:

Комментирование временно запрещено