Мы не привлекли внешнего инвестора и потеряли внутреннего

Эксперт реанимационное пакета реформ о налоговой реформе и то, почему в наших законах одна статья противоречит другой…
После таких «реформ» бизнеса потребуется реанимация … Примерно так оценивают налоговые нововведения правительства Яценюка в общественной инициативе Реанимационный пакет реформ (РПР). Почему в РПР недовольны законами, в подготовке которых принимали участие их эксперты, и что не так в налоговой реформе, которая бы сократила количество налогов вдвое? Об этом в беседе с экспертом РПР, вице-президентом «Украинского союза промышленников и предпринимателей» Юлией Дроговоз.

– Изменения в Налоговый кодекс, которые вступили в силу с 1 января, невозможно назвать реформой. Цель всех этих новаций – не стимулирование экономического роста или усовершенствования налоговой системы, а только наполнение бюджета, – говорит Юлия Дроговоз. – То, что произошло 28 декабря, в Раде, я сравниваю с принятием скандальных законов 16-го января. Процедура принятия была такая же. За те два дня, которые дали на внесение предложений и поправок, поступило очень много изменений, но не было времени их обработать. Комитет работал круглосуточно. Прописать все это качественно просто не было времени. Мы обращались к депутатам и просили не голосовать за эти законы, поскольку они сырые. Но на депутатов давили – в ВРУ приезжал не только Яценюк, но и Порошенко. Пугали дефолтом, который произойдет, если эти законы не примут, шантажировали переговорами с МВФ. Миссия должна была приехать в первых числах января, и эти законы принимались именно для МВФ. Даже после того, как за законы уже проголосовали, на следующий день еще вносились изменения.
Было две редакции – один вариант комитета, другой вариант – Министерства финансов. И некоторые нормы так и попали в один кодекс в двух вариантах. То одна норма повторяет другую, только другими словами, то одна противоречит другой. Например, что касается особенности налогообложение роялти нерезидентов. В одной льгота для телекоммуникационных компаний, в другой нету. Когда обратились к Фудашкина в Минфин за разъяснениями, он сказал, что будут применять ту норму, которая без льгот. Из-за такого некачественное обработки закона, поправки, которые вносились на ходу, многие нормы не имеют нормальных механизмов применения, многие вызывают множественное толкование.
Мало того, что эти изменения увеличивают налоговую нагрузку на предприятия, – из-за несогласования у предпринимателей возникают конфликты с контролирующими органами. Если оценивать раздел, касающийся налога на добавленную стоимость, то настолько эти нормы противоречат друг другу, настолько они отличаются от тех требований, которые содержатся в подзаконных актах, мы не сможем работать с ними. Легче переписать этот закон или еще проще – вернуться к той редакции налогового кодекса, которая была до 1 января 2015 года. Мы стараемся изменить какие-то отдельные пункты, но это «аварийные правки». С НДС сейчас вообще полно проблем. Серверы не работают, сам алгоритм, который позволяет работать в системе электронного администрирования, содержит много ошибок.
– Складывается впечатление, что законы специально выписывают таким образом, чтобы к ним можно было написать еще сотню уточняющих бумажек, в которых предприниматель заблудится, и тогда из него можно вытрясать если не штрафы, то взятки …
– Думаю, это не специально. Это результат непрофессионализма. Если бы писали специалисты, они бы понимали, что не могут учесть все, и обратились бы к общественности или бизнеса. А в нашем случае законы писали люди, которые были уверены, что они все знают и не требуют никаких консультаций и обсуждений. Например, закон о НДС принимали еще в июле прошлого года. Тогда процедура была такова: Яценюк сказал, быстро давайте нам этот закон, потому что мне надо показать перед выборами, как я борюсь с налоговыми ямами. И буквально за неделю все написали. Хотя чисто технически не знали ответы на многие вопросы – компьютерную программу еще дорабатывали, а именно от работы этой программы зависело, как некоторые нормы должны быть прописаны …
– В правительстве перед выборами обещали снизить единый социальный взнос вдвое – до 16%. Закон же приняли, но выписали такие условия, что сомневаюсь, что хоть какие-то компании смогут выполнить все те условия, чтобы им снизили ставку ЕСВ. Знаю, что эксперты РПР также принимали участие в подготовке этого закона. Для чего принимать закон, если заранее известно, что он не будет действовать?
– Идея снижения ЕСВ возникла именно в наших экспертов. Мы предлагали только один критерий – работодатель должен сохранить платежи в Пенсионный фонд на уровне 2014 года, но на размер этих взносов поднимаем заработную плату. Например, зарплата была 1200 гривен и платили 400 гривен единого социального взноса. Мы сохраняем те 400 гривен ЕСВ, но зарплату платим уже 2400 грн. Таким образом даем предпринимателю извлечь из конверта и показать большую зарплату. Государство ничего не теряет, ведь сбор платим такой же, как и в прошлом году. Мы еще задавали вопросы не только применение этого механизма по ЕСВ, но и по налогу на доходы физических лиц. К сожалению, когда эту идею начали обрабатывать депутаты, стали причиной дополнительные условия. Например, что уплата ЕСВ должна быть не менее 700 гривен, средняя зарплата должна быть не менее трех минимальных. В результате появилось два варианта законопроекта. А потом, когда в спешке этот документ готовить к голосованию, взяли и соединили вместе оба законопроекта. То есть туда вошли и те критерии, которые предлагали наши эксперты, и те, которые предлагали депутаты. Вот мы и получили закон с четырьмя или пятью условиями, которые противоречат друг другу. Теперь уже все поняли, что погорячились. На сегодня в ВРУ внесен законопроект Андрея Журжия, который упрощает условия для уплаты пониженной ставки ЕСВ, но не предусматривает льгот по уплате налога с доходов физических лиц. Там нет условия о минимальном вклад 700 гривен и требования, средняя зарплата на предприятии должна быть не ниже три минимальные. Ведь в регионах 3600 гривен – это очень большая зарплата, мало работодатели могут сейчас платить такую зарплату. Но там есть условие, что зарплата каждого работника должна быть увеличена как минимум на 20%, но не более, чем в 2,5 раза. При этом численность работников не должна быть увеличена более чем в два раза. Это делается для того, чтобы избежать злоупотреблений, когда, например, работников переводят из действующего предприятия на такое, которое в прошлом году практически не работало. То есть если на фирме работал один человек, а теперь вдруг стало 10, то этот механизм не может быть применен.
– Все налоговые нововведения, которые сейчас принимают, направлены на то, чтобы наполнить бюджет. Возможно, сейчас стоит немного пожертвовать «социалкой» и подумать о каких-то льготы для бизнеса, – чтобы было с кого брать налоги, через полгода, через год?
– Налоговые льготы в одной сфере ничего не дадут. Надо срочно проводить реформы по всем направлениям. Однозначно надо уменьшать нагрузку на фонд оплаты труда – общая нагрузка за зарплату не должно превышать на первых порах 30%, а далее – 20% «с хвостиком». Это те налоги, которые предприниматели сейчас могут платить по зарплате. Надо разобраться с налогом на прибыль предприятий – это сложный и неработающий механизм. Мы больше потратим на проверки, обжалование решений контролирующих органов. Надо пересматривать механизм налогообложения коммерческой недвижимости. Многие предприятия сейчас или перешли на сокращенный режим работы, или вообще простаивают. В таких условиях бездумное введение дополнительных налогов просто останавливает экономику. Налог на коммерческую недвижимость можно вводить, когда экономика на стадии роста, а не тогда, когда она падает! Вы же не забывайте, что на всем этом фоне налогоплательщики должны уплачивать авансовые взносы налога на прибыль на уровне 2014 года. А если фирма в 2014 году сработала более-менее нормально, а в этом году она уже может не иметь никакой прибыли? Эти авансовые взносы надо было забрать и думать, как уменьшить налоговую нагрузку.
Понимаю, что мы являемся заложниками внешних кредиторов, но мы должны отстаивать свои национальные интересы. Надо учесть опыт Греции, которая долго пользовалась советами МВФ, но пришла к еще большему обнищанию. Сейчас они разрабатывают меры для уменьшения налоговой нагрузки. Мы не должны тратить четыре-пять лет, чтобы дойти до того, до чего дошла Греция. Что имеем сейчас – бизнес пытается выехать из страны, вывезти капитал, многие предприниматели закрывают бизнес в Украине, а открывают в Польше. То есть за год мы не только не поощрили внешнего инвестора идти в Украину, а потеряли внутреннего. Надо остановиться, начать обсуждение с бизнесом и общественностью и выработать шаги, как снижать налоговую нагрузку, чтобы спасти бизнес и рабочие места. А не тупо повышать налоги, чтобы наполнить бюджет.
wz.lviv.ua

Ещё новости по данной тематике:
  • Нет похожих записей.

Комментирование временно запрещено