Трудности перевода

Пульс синхронного переводчика во время работы достигает 160 ударов в минуту – вдвое больше, чем у здорового человека
27-28 ноября во Львове прошел Международный экономический форум. Не приехали чиновники, но форум состоялся и без них. Зато людей, без которых такие меры не могли бы состояться, никогда не видно в президиуме. Это переводчики. Хотя в этом году география участников не была такой широкой, как обычно, однако иностранцев хватало ни среди докладчиков, ни среди участников.

Берешь небольшой приемник с наушниками, настраиваешь на канал своего языка – и не важно, на каком языке говорит спикер. Причем перевод идет одновременно с речью докладчика — застримка буквально в 3-4 секунды. Каждый раз, когда беру такие наушники, у меня есть только один вопрос: как такое возможно? Ведь это не запись – где-то в изолированной кабинке-аквариуме сидит живой человек, который одновременно слушает и переводит. Попробуйте родном языке просто одновременно слушать и повторять. Сомневаюсь, что получится. А здесь на ходу и перевести надо.
Синхронный перевод считается высшим пилотажем среди переводчиков. Чтобы стать переводчиком-синхронистом, недостаточно идеально знать иностранный язык. Для этого нужны еще и специфические физиологические данные. «Шутят, что в основу профессии переводчика-синхрониста положены физиологические аномалии. Ведь здесь важно знать не только язык, важна скорость реакции, интуиция, умение предвидеть, что человек будет говорить, – говорит переводчик-синхронист Елена Петлеваний, которая работала на Международном экономическом форуме. – Уже со второго курса работала последовательным переводчиком. Затем, когда уже имела немалый опыт, попробовала себя в синхрон. И у меня получилось. Правда, это требует постоянной работы. К событию, на которой надо синхрониты, готовимся по несколько дней: читаем статьи на определенную тему, изучаем специфическую лексику. Очень важно знать не только язык, но и культуру страны, этикет. Понятно, что для того, чтобы хорошо переводить экономику, мало просто изучить сроки. Поэтому дополнительно получила диплом МВА. Это моя вторая образование ».
В Европе докладчики перед конференциями или форумами обязаны подать организаторам свои доклады, поэтому синхронисты могут заранее ознакомиться, о чем человек говорит. В Украине это, скорее, исключение. Иногда создается впечатление, что спикер вообще не готовил доклад и начинает фантазировать на ходу. Тогда и украинский трудно понять, что он имеет в виду, а как это перевести? «Легче всего переводить человека, у которого хорошая, грамотная речь. Но бывает, что человек нечетко формулирует мысль, обрывает предложения. Тогда приходится выделять сухой экстракт мысли, прогнозировать, что человек хотел сказать, и переводить. То есть доносить смысл, говорит Елена Петлеваний. – Важно также учитывать, говорят: американец или британец. Ведь одна и та же фраза в британском английском и в американском английском может иметь разный смысл. Случается, что приходится останавливать важные международные переговоры, чтобы уточнить определенное понятие. Переводчик должен быть еще и дипломатом. Некоторые вещи лучше не переводить вообще, или объяснить другими словами, чтобы избежать скандала ».
Впрочем, скандал из-за неточного перевода – не самое худшее, чем рискуют Переводчик-синхронист. Прежде всего, они рискуют здоровьем. Ученые в ходе эксперимента доказали, что пульс синхрониста достигает 160 ударов в минуту, тогда как у тяжелоатлета в момент подъема штанги – только до 140. Но штангу поднял и опустил, а здесь надо говорить и говорить. Поэтому синхронисты практически всегда работают в паре – имеют менять друг друга каждые 15-20 минут. Иначе артикуляционный аппарат истощается. Поэтому если человек работает более часа без замены, мозг в какой-то момент может просто отказаться.
«Это на самом деле колоссальная нагрузка на организм. Когда после перевода прихожу домой, выключаю все: музыку, телевизор. Родные говорят шепотом. Как правило, мероприятия, на которых требуется синхронный перевод, продолжаются два-три дня. После этого несколько дней приходится восстанавливаться », – признается Елена.
В свое время моя знакомая, профессиональный переводчик, которая несколько лет работала последовательным переводчиком (спикер говорит фразу, а затем переводчик переводит), попыталась поработать синхронистом. К концу дня у нее поднялась температура, начали трястись руки и девушка едва не попала в больницу.
«Последовательный перевод требует хорошей памяти, ведь бывает, что человек разговорится и забывает, что ее надо переводить. Поэтому надо запоминать огромные отрывки. У меня был случай, когда я переводила финна, а он, как оказалось, не слишком говорил по-английски. Если не знал какого-то слова – вставлял финское. Я финской не понимаю, поэтому пришлось догадываться, так как не будешь каждые два слова переспрашивать, – говорит Марьяна. – Как-то в агентстве, с которой со-работала, предложили попробовать себя в синхрон. Я согласилась, потому что хотелось попробовать чего-то нового. В конце концов, за синхрон платят почти в три раза больше, чем за обычный перевод. Долго тренировалась, изучала специфическую лексику. Смотрела видео с речами тех людей, которые должны быть на конференции, чтобы привыкнуть к их произношения. Малая даже тексты некоторых докладов. Казалось, что ничего чрезвычайного нету.
И когда оказалась в «аквариуме», и начала «синхрониты», оказалось, что это очень трудно. Во-первых, нам не хорошо настроили аппаратуру, поэтому некоторых спикеров мы плохо слышали. А переспросить нет возможности. Во-вторых, некоторые наши «ораторы» то начинали рассказывать о «благодатную украинскую землю, медовые и молочные реки» и цитировать Шевченко, то шутили. Я думала, что у меня мозг закипит, потому что все это перевести невозможно. Один чиновник умудрился рассказать анекдот в стиле «встретились в аду немец, еврей и Украинец», а в зале полно и тех и других. Смотрю испуганными глазами на напарницу. Она кивает – нельзя это переводить. А по реакции видно, что человек рассказывает что-то смешное. В результате рассказала совсем другой анекдот. Где-то на два часа работы у меня начало болеть горло, к вечеру заплетался язык. Я была такая нервная, что когда все закончилось, я в той будке расплакалась. Дома человек спросил, как все прошло – а я не могла двух слов вместе слепить. Больше на такие эксперименты над собой в жизни бы не согласилась. Люди, которые выдерживают такую нагрузку, имеют какие-то сверхъестественные способности ».
Сколько это стоит?
Средние цены на устный последовательный перевод с английского (если речь редкая, цена выше) – 200 грн. За час. Час синхронного перевода (два переводчика, которые сменяют друг друга) стоит 700-800 гривен. Но заказчику дополнительно придется оплатить аренду оборудования (радиопередатчики, микрофоны, кабинки). Понятно, что переводчик получает не всю сумму – часть берет агентство.
Кстати говоря
Синхронный перевод начали испытывать с тридцатых годов прошлого века. Однако впервые синхронный перевод массово был предоставлен на Нюрнбергском трибунале 1945-1946 гг … Тогда же не обошлось без «чп». Один из крупнейших соратников Гитлера, Герман Геринг, в своих показаниях употребил словосочетание «политика троянского коня». Переводчица не знала древней истории, поэтому не поняла к чему там конь. Запнулась, и этого оказалось достаточно, чтобы потерять нить свидетельств, ведь Геринг продолжал … Таким образом проблемы с переводом могли повлиять на ход самого громкого процесса в истории.
wz.lviv.ua

Ещё новости по данной тематике:
  • Нет похожих записей.

Комментирование временно запрещено