Все поняли: если уж нас загоняют под плинтус, что всем остальным делать?

В ноябре этого года ряд предприятий успешной украинской компании «ИДС групп», разливает известные воды «Моршинская», «Миргородская», «Трускавецкая», оказалась в опасном положении – украинские суды арестовали недвижимое имущество и активы нескольких ее заводов и открыли уголовные дела против директоров Миргородского и Моршинского заводов минеральных вод.

Все ЭТО выглядело как банальная рейдерская атака. Ведь бизнес на минеральной воде – один из самых прибыльных в мире. Ни для кого не секрет, что случаи наглого рейдерства в последнее время участились. О том, кто «наехал» на компанию «ИДС групп», при чем здесь Березовский и «откуда ноги растут», «ВЗ» рассказал один из основателей корпорации – член совета директоров «ИДС групп Украина» Николай Кмить (на фото).

– Николай Иванович, с чего начались проблемы?

– В сентябре этого года в налоговой службы возникли претензии одновременно ко всем нашим заводов в Украине и в России ( «ИДС групп» имеет в России два завода – в Костроме и Липецке, где разливают воду «Святой источник», и несколько заводов в Украине, в частности в Миргороде и Моршине, где разливают «Миргородская», «Моршинская», «Трускавецкая». – Авт.). Это не было похоже на обычную проверку, потому что, например, на Моршинском заводе уже завершалась плановая проверка, изо дня в день должны были подписать акт. В Миргороде тоже раньше была проверка.

На все заводы пришла налоговая и начала всех проверять и всем «рисовать» одно и то же: вы неправильно формируете цены на продукцию, мол, занижаете отпускные цены с завода, а соответственно, платите меньше налогов, чем нужно. Параллельно суд в Полтаве арестовал имущество Миргородского завода минеральных вод, открыл уголовное дело против директора. Аналогично Железнодорожный райсуд Львова арестовывает имущество и активы Моршинского завода, прокурор открывает уголовное дело на директора. Формальная причина – аналитическая записка какого-то подразделения налоговой. То есть нам предъявили обвинение без доказательств, только подозрение, что не платим налоги. Сначала проверьте, мы их платим, а потом уже наказывайте! Конечно, мы начали защищаться, наши работники вышли на протесты. Когда мы подняли людей, в Миргороде разблокировали счета – Полтавский суд за полдня (!) Вынес решение в нашу пользу.

– В чем конкретно суть претензий?

– Было две претензии. Одна пришла из России с Басманного суда Москвы – то прямо в Железнодорожный суд города Львова (хотя должна была прийти сначала в Генеральную прокуратуру Украины, которая должна направить в Печерский суд). Это процессуальный нонсенс. После этого судья Сиховского суда Борейко (который, кстати, почему-то постоянно нас судит; хотя все говорят, что судей определяет компьютер, но такое впечатление, что Борейко за нами «закреплен») арестовал наше имущество. Суть претензии по России – у нас якобы является партнером Борис Березовский, а все, что он, нажито преступным путем, поэтому все, куда он вкладывал средства, надо арестовать. И Железнодорожный суд Львова по этим подозрениям (!) Арестует наше имущество в Полтаве, в Голой Пристани Херсонской области, в Трускавце, в Моршине … Все имущество всех наших девяти заводов.

На следующий день судья Борейко арестовал все наши акции. Поэтому не можем делать какие стратегические движения – ни кредит взять, ни выйти на биржу. Почему судья на Галичине реагирует на какую-то бумажку из Москвы? Он не имел права ничего арестовывать, потому что Украина подписала Минске соглашение между Россией и Украиной, где четко написано, что арестовывать имущество можно только в случае, если чья-то вина доказана в судебном порядке. В Москве не доказали, что Березовский – преступник и что он вкладывал средства в наши предприятия. Мы проходим обычными свидетелями по уголовному делу о «Аэрофлота» (в 2007 г.. Суд вынес заочный приговор Борису Березовскому, которого обвиняют в хищении средств «Аэрофлота» на более 214 млн. Рублей путем мошенничества, а также в легализации похищенных в «Аэрофлота» средств более чем 16 млн. руб. Российская Фемида предполагает, что часть этих средств попала и в Украине. – Авт.). И через один-единственный документ, проходим свидетелями по уголовному делу, Железнодорожный суд арестовывает все наше имущество. Это нонсенс!

В России, кстати, все было спокойно. Там пришли на наши заводы, приняли налоговую документацию, сказали, что проверят основателя, нет средств криминального характера, и все. Завод не останавливали, счета не арестовывали. Не то, что в Миргороде – «маски-шоу» … У нас это все делают очень нецивилизованно …

Вторая претензия – налоговой, что у нас якобы занижены отпускные цены, соответственно, мы недоплатили налоги. Аналитическое подразделение налоговой службы, сравнив цены завода-производителя и торговой компании «ИДС Украины», которой мы продаем нашу продукцию, сделал вывод, что цены со стороны Моршинского завода минеральных вод сознательно занижены, а значит, с них уплачены меньше налогов. Мол, если полторалитровая бутылка «Моршинской» стоит

6 гривен на полке, то завод отпускать ее по 5 грн. Мы говорим: не может завод продавать по 5, потому что у нас торговый отдел и отдел маркетинга – вынесен в Киев, там работают более тысячи человек. В Моршине только производство и логистика. Конечно, «ИСС Украина» продает воду уже по более высоким ценам, так как в цену включены расходы на транспортные перевозки по всей Украине и затраты на торговую группу. Чтобы быть лидером на рынке, не можем в Моршине держать отдел маркетинга, сбыта, оно не продадим. В Киеве зарплаты выше, маркетологи не будет работать за такую ​​же зарплату, как обычный работник в Моршине. Поскольку мы все зарплаты и налоги платим «набело», нам надо больше денег оставлять в Киеве. А по налогам мы примерно делим все равно – Моршинский завод заплатил за 10 месяцев 2012 года 100 000 000 гривен налогов, так же и Киев также заплатил 100 000 000 налогов. Ведь налог на прибыль в Украине идет в один бюджет, то какая разница, где мы их платим – или в Моршине, или в Киеве?

– Но при чем здесь Березовский? Почему вас все время с ним связывают?

– Четко утверждаем – денег Березовского у нас нет. У нас прозрачная информация, кто являются нашими совладельцами – контрольный пакет акций «ИДС групп» имеет семья Бадри Патаркацишвили (ныне уже покойного), а дальше много акционеров – голландская компания, является французский акционер, является американский акционер, в Украине – мы с партнером Всеволодом Биласом. Обратитесь к правительствам Голландии, Франции, Америки – они вам дадут всю информацию. Когда начались эти «наезды», послы Франции, Голландии, Грузии написали письма в нашу защиту. Большое спасибо депутатам – в один голос все нас поддержали, направили обращение, создали депутатскую комиссию в Полтаве и во Львове. Мы об этом даже не просили. Все поняли: если уж нас загоняют под плинтус, что всем остальным делать ?!

Березовский был деловым партнером Бадри Патаркацишвили. У них были общие бизнес, но именно в бизнесе по минеральной воды Березовского не было никогда. Мы же все проверяли. После того, как Бадри умер, Березовский как-то заявил, что там есть его капитал. Одновременно сказал, что и в бизнесе Абрамовича является его доля, то ему должен деньги. Абрамовичу же не арестовали активы. Лондонский суд признал, что Абрамович Березовскому ничего не должен.

Мы, кстати, купили один завод у «Газпрома». «Газпром» – это государство в государстве. Когда ты в него что-нибудь покупаешь, там все проверяют. И поверьте, был бы там Березовский – нам бы никогда в жизни никто ничего бы не продал. Также «Нестле» продало нам завод «Святой источник» в Костроме. «Нестле» – очень чувствительная организация в разных репутационных рисков.

– Как думаете, откуда в этой ситуации «ноги растут»?

– Бизнесовое заказ из России. Сто процентов. Кто конкретно – не могу сказать, потому что есть много заинтересованных. Все началось с бывшего народного депутата Валерия Коновалюка, который подал депутатский запрос в прокуратуру (странно, что во Львовскую прокуратуру, а не центральную, и в Полтавскую). Кстати, он известен лоббист российской власти, он того не скрывает. Он был в Москве в Госдуме и ему там какой-то депутат сказал, что подозревает, что Березовский имущество в Украине. На основе этого Коновалюк запросил, и у нас после этого арестовали имущество. Параллельно с тем пришел запрос из Басманного суда Москвы.

Думаю, заинтересованы в этом не столько компании, которые разливают воду, а финансовые интересы различных групп. Мы хотим с «Боржоми» зайти в Россию, а это может привести к серьезному переделу. Когда начался грузино-российский конфдикт, начались «репрессии» против воды «Боржоми».

– Какая сейчас ситуация? Или закрыто уголовное дело против директора Моршинского завода?

– Нет, не закрыта. Когда все эти проблемы начались, вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс. Нам претензии выставили по старому УПК, а сейчас действует новый. Чтобы закрыть уголовное дело на наших директоров, надо сначала провести проверку, показать, что мы заплатили все налоги. Продолжаются налоговые проверки. Мы выводы трех институтов, лицензированных налоговой, что все налоги заплатили правильно.

– А как с решением Сиховского суда?

– Мы проиграли во Львове апелляцию подали в Киев. У нас до сих пор арестованы активы (по решению Сиховского суда). Поэтому не можем делать стратегических движений. Хотели следующем году запустить в Моршине еще одну линию по разливу воды, инвестировать 400 млн. Грн. Заработали мы примерно 250000000, хотели их реинвестировать и еще взять кредит. Но сейчас не можем взять займы, ибо все арестованы. Это упущенную выгоду. А для Украины это потерянные инвестиции. Кто сейчас на Львовщине, кроме нас, инвестирует такие средства? Кто удваивает налоги? В прошлом году мы 60 млн. Грн. заплатили, в этом – 120 млн., в следующем году планировали 250 млн. Помню, когда был председателем ЛОГА (в 2008 – 2010 годах. – Авт.), сколько мы уделяли внимания инвестициям! За двадцать лет независимости Украины ни одно правительство, ни один президент не ввел формулу: «Успех государства зависит от инвестиций». Если в государстве будут идти инвестиции, будет больше рабочих мест, а соответственно, будет конкуренция за рабочим местом и выше зарплата. Только при Ющенко инвестиции пошли, потому что за рубежом поверили, что в стране установилась демократия. Но эти инвестиции сразу и отошли, потому что государство не установила «правил игры» для бизнеса. Бизнесмены выбирают себе страну, где есть правила. Любые, но правила. Они не зависят от того, какая действует ставка налогообложения. Мы живем двадцать лет в стране, где нет правил игры. И это хуже для инвестиций.

Наше государство должно сказать: «Бизнес – это то, что нас кормит, давайте его защищать». Налогообложение надо перевести из предприятий на гражданина. Так весь мир живет. Пока человек не купила дорогую квартиру и машину, ее не трогают. Мы не можем убивать предприятия, потому что они кормят людей. Даже если бы мы ноль налогов платили, а у нас работают две тысячи человек, нас надо уважать. А мы, кроме зарплат, еще платим огромные налоги на доходы, НДС. Мы заплатили дивиденды и 11000000 налога на дивиденды. Это, пожалуй, единственная фирма в Украине, так сделала!

Информация представлена львовским информационным агенством – Высокий Замок.

Ещё новости по данной тематике:

Комментирование временно запрещено